Liko-18
... Я, так и знал, что у тебя обязательно что-то стрясется, как не маньяк, так монстр. Постарайся сидеть тихо и не высовываться - может, проползет мимо и не заметит.
Название: Чудо
Автор: Sabi
Бета: Ellfella
Фандом: Наруто
Дисклеймер: Kishimoto Masashi
Пейринг: Какаши/Ирука
Рейтинг: PG/PG-13
Жанр: юмор, романс
Размер: мини
Размещение: запрещено
Статус: закончен
Предупреждение: ООС
Примечание автора: написано в подарок для Arikahika Nia)))

Оглушительный звон будильника развеял утреннюю тишину и безмятежный сон Ируки. Чуунин недовольно покосился на трезвонящее недоразумение, которое до сих пор не упокоилось в мусорной корзине только потому, что являлось подарком Эбису, сполз с кровати и, шлепая босыми ногами по холодной циновке, подошел к окну. Занавески неохотно отъехали в стороны, впуская в комнату первые солнечные лучи и открывая удивленному взгляду Ируки заснеженную Коноху. Снег был везде – крыши домов он украшал идеально ровной пушистой каймой, весело сверкающей в лучах восходящего солнца; деревья обрамлял тончайшей хрупкой вуалью, в точности повторяющей изгиб каждой веточки; землю бережно укутывал мягкой кипенно-белой тканью, словно свадебное кимоно - невесту.
В академию Ирука собирался в приподнятом настроении, как ребенок радуясь возможности пройтись по хрустящему снегу. Всю дорогу блаженная улыбка не сходила с его лица, а в душе уютно пригрелось давно позабытое ощущение чуда. Снег был настоящей неожиданностью для обычно пасмурной коноховской зимы и очень дорогим и редким подарком, особенно в преддверии нового года.
Занятия в академии в этот день таковыми было назвать весьма сложно. Будущие шиноби вместо того, чтобы грызть гранит науки, облепили окна и, открыв рты, восхищенно обозревали снежное великолепие. Все усилия сэнсэя переключить внимание детей на учебный процесс были тщетны и, к концу второго урока, окончательно охрипнув от бесконечного отдергивания ребят от окон, Ирука был вынужден признать собственное бессилие и объявить о практическом занятии на свободную тему.
Малолетние сорванцы, радостно крича, гурьбой высыпали во двор и, недолго думая, устроили снежный бой. Всего за несколько минут во дворе выстроились укрепления из снега, и детвора, быстро разделившись на два лагеря, начала массовый обстрел друг друга. Умино, которому не без сожаления пришлось отказаться от предложения поучаствовать в игре, занял место наблюдателя на одной из лавочек и теперь увлеченно следил за ходом сражения.
Судя по количеству пущенных снежков, пока выигрывал Конохамару и все к нему присоединившиеся. Что было не удивительно. Внук Сарутоби, своим упорством так напоминающий Ируке Наруто, всегда рвался вперед в попытке доказать всем и вся, что его точка зрения, бесспорно, является единственно верной, а его физические возможности так и вообще не имеют предела. Случалось это и в обычном детском споре на тему «кто из шиноби Конохи самый крутой» – и только попробуйте сказать, что это не Наруто, или же происходило в драке, со всеми вытекающими последствиями в виде разбитых носов и разноцветных синяков.
Увлеченный развернувшимся сражением, сэнсэй не сразу заметил, как на линию обстрела вышел человек. Показательно расслабленная фигура дзенина Хатаке Какаши, полностью поглощенного чтением очередного порноромана, спокойно шествовала к самому эпицентру «боя».
Дети, захваченные игрой, появление постороннего также заметили не сразу, поэтому шесть случайных снежков со стороны укрепления Конохамару попали точно по движущейся мишени. Причем один из снарядов точным попаданием угодил прямо в книгу. Томик, и так будучи весьма потрепанным, удара не выдержал и плюхнулся в снег, оставив в руках дзенина одну обложку. Растерянный вид Хатаке, переводящего недоуменный взгляд с обложки в своих руках на корешок книги, выглядывающей из сугроба, дети оценили по достоинству и принялись тихо хихикать.
- Простите, Хатаке-сан, дети немного увлеклись, – Ирука, дабы загладить неловкую ситуацию, поспешил к дзенину.
- Я боюсь, Ирука-сенсей, что одними извинениями ваши ученики не отделаются, - грозно пообещал Какаши и, путем нехитрого расчета выяснив, с какой именно стороны ему «прилетело», быстро нырнул за укрепления «не-Конохамару» и начал обстрел обидчиков.
Дети, находящиеся с ним рядом, радостно завизжали и, стараясь не отставать от Хатаке, принялись лепить снежки.
Ирука, уже открывший рот для дальнейших оправданий, так и замер, удивленно уставившись на явно впавшего в детство дзенина.
- Нууу, так не честно! - тут же возмутился Конохамару неравной расстановкой сил, - Ирука-сэнсэй, вы просто обязаны нас поддержать!
- Хатаке-сан, ну что за детский сад… - пущенный дзенином снежок оборвал обличительную речь Ируки на полуслове и вынудил последнего ринуться к стенам «Конохамару».
Спустя десять минут ожесточенного обстрела сэнсэю стало ясно, что еще немного – и его команда проиграет: их укрепление рушилось с впечатляющей скоростью, а одновременно достраивать его и успевать отбиваться было проблематично. Проигрывать Ирука не желал категорически. Азарт полностью овладел сэнсэем, и ему хотелось хотя бы на этом поле боя выйти победителем. Пришло время для решительных мер.
- Так, дети, - обратился он к своей команде, - сейчас будет психологическая атака. Ирука переждал очередную серию снежков и, немного высунувшись, прокричал:
- Хатаке-сан, как там поживают Ваши отчеты за прошлый месяц?
- А? – Хатаке недоуменно показался из-за снежной стены и тут же «поймал» внушительную партию снежков.
Чертыханье от вражеского укрепления слышно было весьма отчетливо.
- И не ругайтесь при детях, - добавил Ирука, злорадно хихикая.
- Мои отчеты? – минуту спустя отозвался дзенин. - Да они, скорее, Ваши, Ирука-сэнсэй.
- О чем вы говорите?! – чуунин возмущенно вскочил на ноги, полностью подставляя себя под обстрел. Противник ситуацией воспользоваться не замедлил и от всей души расстрелял неосторожного сэнсэя.
- Ксо!!! – Умино запоздало нырнул за снежные стены.
- Ирука-сэнсэй, - сладко пропел Хатаке, - не ругайтесь при детях.
- Что за чушь вы там несете? - выкрикнул Ирука и еще яростнее начал обстреливать противника.
- Да я бы эти проклятые отчеты еще сто лет не видел, а вам они каждый месяц зачем-то требуются, – откликнулся дзенин.
Ируке показалось, или голос Хатаке теперь звучал ближе?
- Аааа, Ирука-сэнсэй, - вдруг закричала Моэги, - враг пошел в атаку!
Ирука выглянул из-за стены и увидел, что Какаши и его команда покинули свои стены и теперь бежали к ним. Чуунину ничего больше не оставалось, как двинуть навстречу. Обстреливаться в упор было неинтересно, и потому, по молчаливому согласию, было решено засыпать противника снегом, пока не запросит пощады. Ируке, конечно, в противники достался Хатаке. Ситуация была абсурдной, они - двое взрослых мужиков - глупо и несуразно барахтались в снегу, с попеременным успехом макая в него друг друга. Вне всякого сомнения, дзенин Ируке поддавался, и если реально смотреть на вещи, то вся их возня должна была продлиться не более пары секунд – ровно столько времени потребовалось бы Хатаке на то, чтобы скрутить сэнсэя «птичкой». Вопрос был в другом: почему Хатаке это делает? Пожалел? Или... Второе предположение Ирука и додумывать не стал, заранее посчитав его бредовым, и с еще большим энтузиазмом принялся закапывать дзенина в снег. Впрочем, вскоре ситуация самым кардинальным образом изменилась, и теперь уже Ирука лежал на спине и со смехом отбивался от Какаши. Да, Ирука боялся щекотки, и дзенин, опытным путем это выяснив, самым бессовестным образом пользовался положением, раз за разом пробегаясь руками по чувствительным ирукиным бокам. Даже пуховик не помогал сэнсэю.
В какой-то момент Хатаке вдруг навис над Ирукой, да так и замер, пристально вглядываясь в шоколадные глаза. Чуунин, тяжело дыша, смотрел в ответ и никак не мог успокоить пустившееся в галоп сердце. Не до конца еще понимая, что происходит, Ирука, затаив дыхание, наблюдал, как лицо в маске склонялось все ближе. Неуловимое движение - и его губ коснулся теплый поцелуй. Еще миг - и непроницаемая маска вновь заняла свое место на лице дзенина.
- Ты мне нравишься, Ирука, - жаркий шепот скользнул в покрасневшее ухо Ируки и томной негой разлился по всему телу. Рядом во всю глотку орали дети, но Ирука их не слышал, так как все его органы чувств были сосредоточены на волнующем голосе, затуманенном взгляде напротив и сильном теле, вжимающем его в снег.
- Это вы только сейчас поняли, Хатаке-сан? - прерывисто дыша, наконец, нашел в себе силы откликнуться Ирука.
- Нет, – моргнул дзенин.
- А с чего вы решили, что меня интересуют мужчины? - изобразил удивление Ирука.
- С того, что я рядом с вами не видел ни одной девушки, – уверенно ответил Какаши.
- Разве вы видите меня двадцать четыре часа в сутки, чтобы с уверенностью говорить об этом? А может, я с женщинами только по ночам встречаюсь? - вопросительно приподнял брови чуунин.
- Нет, по ночам вы тетради и отчеты проверяете, - самоуверенно опроверг предположение сэнсэя Хатаке.
- Интересно, а сплю я когда? – Ирука усмехнулся.
- Не знаю, этот момент я еще ни разу не застал, – рассеянно пожал плечами дзенин.
- Что, первым засыпали… на клене под моим окном? – хитро прищурился Ирука.
- Ну, да, – смущенно почесал в затылке дзенин.
- А мужчин вы рядом со мной видели? – сэнсэй не прекращал попыток сбить спесь самоуверенности с дзенина.
Хатаке изобразил работу мысли на лице и уверенно выдал:
- Они бы были, если бы…
- Если бы вы их периодически не отгоняли от меня? – Ируке хотелось разозлиться, но вместо этого он лишь криво улыбнулся.
- Ну да, как-то само так получалось, – виновато развел руками Какаши и, вконец обнаглев, добавил: - Ирука-сэнсэй, давай встречаться, а?
Ируке не позволил ответить звонкий голос Конохомару, возвестивший о победе его команды. Сэнсэй, округлив в ужасе глаза, наконец, вспомнил, что они здесь не одни и, оттолкнув от себе хихикнувшего дзенина, шустро вскочил на ноги.
- Ирука-сэнсэй, мы победили! – еще раз лично для него сообщил раскрасневшийся Конохамару, потом подозрительно окинул взглядом обоих сэнсэев и спросил: - А у вас кто победил?
Ирука посмотрел на ожидавших его ответа детей, перевел взгляд на напряженную фигуру Какаши и понял, что и этот бой он проиграл. Однако сожалений по этому поводу он не испытывал, а испытывал самые противоречивые чувства. Хотелось всего и сразу: кинуться в новые ощущения и полностью доверить себя сильным надежным рукам и одновременно не испытывать судьбу и не рисковать пусть однообразной и приевшейся, но такой спокойной жизнью.
«Да, видимо, дождался ты все-таки своего чуда, Ирука. И что теперь будешь с ним делать?»
Чудо настороженно замерло рядом, ссутулившись и нахохлившись, словно воробей после драки, и ждало ответа. Замечательно.
- Хатаке-сан, я сдаюсь на вашу милость, - играя на публику, грустно пробормотал Ирука и, дождавшись, пока его ученики, захваченные новой идеей, оставили их одних, солнечно улыбнулся Какаши. Подошел ближе и шепнул: - Надеюсь, Хатаке-сан, вы не пожалеете о своем намерении, так как я собираюсь заняться вплотную вашим безалаберным отношением к отчетной документации.

@темы: Какаши/Ирука, Naruto, слэш/яой