22:14 

Фанфик: Омега клана Хьюга

Liko-18
... Я, так и знал, что у тебя обязательно что-то стрясется, как не маньяк, так монстр. Постарайся сидеть тихо и не высовываться - может, проползет мимо и не заметит.
Название: Омега клана Хьюга
Автор: Liko-18
Бета: нет
Фандом: Наруто
Дисклеймер: Kishimoto Masashi
Пейринг: Киба/Неджи, Генма
Рейтинг: R
Жанр: романтика
Размер: мини
Размещение: нет
Статус: закончен
Предупреждение: Омегаверс!!! (я вас предупредила), ООС
Краткое содержание: Осознать, что ты омега - далеко не самое приятное открытие, которое может сделать один из сильнейших представителей известного во всей Конохи клана.


Сладкий, раздражающий острый нюх запах забился в ноздри и настойчиво потянул в сторону реки. Киба чихнул, тряхнул головой и удивленно оглянулся на восток, пытаясь понять природу наполнившего весенний воздух аромата.
- Акамару, ты чувствуешь?
Пес плюхнулся на пушистый зад, вдумчиво почесал за ухом и вопросительно уставился на хозяина, явно не понимая, чего от него хотят.
Глядя на беззаботную морду Акамару, Инузука озадачился уже всерьез. Он что один чувствует этот запах? Внезапно порыв ветра мимолетной лаской прошелся по изрядно отросшим за зиму волосам парня и окатил новой волной будоражащего аромата. Киба вдохнул полной грудью и внезапно понял, что ему был знаком этот запах.
В тот вечер они с Хинатой вместе тренировались в западной части сада поместья Хьюга. В десятке шагов от их импровизированного полигона буйно цвела одинокая сакура, распространяя далеко вокруг приторно-сладкий аромат своих цветов, и при каждом порыве ветра осыпая их с Хинатой пригоршнями розовых лепестков. Происходящее можно было бы назвать красивым или даже, как выразилась Хината, романтичным, если бы проклятые лепестки не отвлекали внимание, а резкий запах цветущей вишни не раздражал обоняние. В какой-то момент Киба уже был готов прекратить тренировку, когда вдруг почувствовал, как к слишком яркому аромату сакуры примешался новый едва уловимый запах. Он словно дикий лесной мед окутал терпким ароматом неизвестных полевых трав, горчинкой осел на языке и легкой щекоткой скатился по позвоночнику. Инузука тогда нашел взглядом сакуру, поскольку был уверен, что именно глупая вишня стала причиной всех свалившихся на его бедный нос испытаний, и удивленно моргнул, увидев возле дерева чем-то крайне недовольного брата Хинаты.
Не может быть.
Понимание оглушило подобно раскату грома и швырнуло в сторону реки. Спустя всего несколько минут главные ворота Конохи беспрепятственно выпустили бегущего со всех ног чунина и следовавшего за ним по пятам большого белоснежного пса. Едва оказавшись за пределами деревни, Киба ушел в тень, в следующее мгновение возникнув уже возле кромки леса. Следуя на запах, который к тому моменту стал гораздо насыщеннее, Инузука углубился в густой зеленый массив и зайцем запетлял между деревьями. Преградившие вдруг путь кусты цветущей дикой черемухи, обрушились на обострившийся нюх Кибы сумасшедшим ароматом белых цветов. Инузука звонко чихнул и неприязненно поморщился, закрыв нос рукавом. Нетерпеливо переминающийся Акамару, тряхнул лохматой башкой, громко гавкнул на раздражитель и вдруг нырнул в цветущий кустарник. Киба, не раздумывая, последовал за псом и вскоре оказался на небольшой полянке.
Неджи сидел на земле, тяжело привалившись к стволу старой сосны. Одного взгляда на него Инузука хватило, чтобы понять - он не ошибся. Расширенные зрачки, тяжелое дыхание, пот, выступивший на лбу, и совершенно растерянное выражение лица, которое Кибе прежде еще никогда не доводилось видеть на всегда холодно-отстраненном лице гения клана Хьюга. А еще был запах, который, к этому моменту, не шел ни в какое сравнение с ранее осязаемым ароматом.
Киба дышал и не мог надышаться. Раз за разом отравляясь сладким ядом, повисшим в воздухе душным пряным облаком. Возбуждение огнем опалило внутренности, ударило в голову и вязким туманом затопило сознание. Не устояв на вдруг ослабших ногах, Инузука упал на колени и отполз подальше от все также потерянно глядевшего на него Неджи.
- Как же так, Хьюга? – обреченно прошептал Инузука.
Дзенин разлепил пересохшие губы и прошептал:
- Что со мной? Я… болен?
- Ты - идиот, - грубо перебил его Киба. – Ты что, не мог дома отсидеться? Твоя семья сберегла бы тебя. А теперь…
- Что ты несешь? – Неджи дрожащей рукой стер пот с лица и поморщился.
- Ты омега, Хьюга! И если сейчас же ты не уберешься подальше от деревни, на тебя слетятся все альфы Конохи! – Инузука не кричал, он разъяренно шептал, вцепившись руками в траву и пытаясь удержаться от соблазна накинуться на Неджи прямо сейчас.
Хьюга потрясенно молчал и Киба прекрасно его понимал. Осознать, что ты омега - далеко не самое приятное открытие, которое может сделать один из сильнейших представителей известного во всей Конохи клана. А если принять во внимание, что новость эта ударила под дых внезапной течкой, да и еще вне стен родного дома… В общем Хьюга было откровенно жаль. В памяти Кибы вдруг всплыли довольно туманные объяснения сенсея о том, кто такие альфа и омеги и как они появились в Конохе. Много лет назад в результате неудавшегося эксперимента группа ученых, его проводившая, подверглась воздействию неизвестной техники, вследствие чего генотип данных людей подвергся необратимым изменениям. Гены человека, каким-то необъяснимым образом, неразрывно переплелись с генами животного, вследствие чего трое из ученых унаследовали генотип альф – самцов, а двое несчастных обзавелись генами омег – самок. Но людей принявших на себя удар неизвестной техники уже давно не было в живых, а феномен альфа-омега все так же продолжал ходить по Конохе, проявляясь в самых неожиданных местах и порядком портя кровь, как обычных людей, так и шиноби Конохи. Радовало только одно: альфы и омеги не часто рождались среди коноховцев. Киба лично знал всего несколько альф и парочку омег из гражданских. Из числа шиноби таковых было еще меньше и большинству удавалось успешно это скрывать.
Инузука «посчастливилось» родиться альфой и до некоторых пор это досадное недоразумение его нисколько не волновало. Это сейчас он понимал, что своему безоблачному существованию он был обязан лишь тому, что до сегодняшнего дня ему не довелось узнать запаха течной омеги. Теперь же Инузука во всех красках ощутил, какого это чувствовать, как запах течки превращает тебя в неконтролируемое, обуреваемое инстинктами существо.
- Инузука, - тихо позвал Хьюга, поднимаясь на дрожащих ногах. – Я чувствую… кого-то.
- Альфы? - Киба хищно принюхался, а в его горле, помимо его воли, завибрировал глухой рык.
- Не знаю, но они пахнут так же, как и ты, - подозрительно прищурился Хьюга.
- Я здесь только затем, чтобы помочь тебе, - как можно более убедительнее проговорил Киба и, поднявшись на ноги, в два шага оказался возле подпирающего дерево дзенина. На столь близком расстоянии одуряющий запах омеги тут же проник в сознание и сладкой судорогой сотряс все тело. Инузука намертво стиснул зубы и, отогнав наваждение, присел перед Хьюга на корточки, предлагая ему воспользоваться своей спиной. Минуту Неджи напряженно молчал, видимо крепко задумавшись о своей нелегкой судьбе, а затем под аккомпанемент тяжелого вздоха Инузука почувствовал, как к его спине прижалось гибкое горячее тело, а сильные руки обхватили его шею. У Кибы моментально потемнело в глазах и сбилось дыхание. Неджи за его спиной поерзал, устраиваясь поудобнее, и вдруг тихо застонал, едва не сведя на нет все благие намерения Инузука. Привел Кибу в чувство звонкий лай Акамару, возвестивший его о том, что самое время уходить. Что Киба и поспешил сделать, рванув к реке. Остатки здравого смысла подсказывали ему, что вода как ничто лучше сможет если не отбить окончательно, то, по крайней мере, основательно ослабить запах омеги. Впрочем, для начала им следовало хоть немного оторваться от преследователей. Знать бы еще кто из альф среагировал на запах течки. Гражданские или рядовые шиноби не представляли серьезной угрозы, однако если это были дзенины, им с Хьюга придется нелегко.
До реки было рукой подать, но Киба понимал, что двинувшись к воде напрямую, они рискуют стать легкой добычей. С другой стороны ни сил, ни времени на то, чтобы качественно спутать следы у Инузука не осталось.
- Акамару.
Пес понятливо гавкнул и, вильнув на прощание хвостом, скрылся в ближайших кустах.
- Молодец, мальчик, - благодарно прошептал Инузука и, отыскав в зарослях неприметную тропинку, устремился к реке.
Гладкая, сверкающая в лучах солнца, водная гладь приветливо мелькнула среди деревьев. Киба прибавил ходу и спустя несколько минут оказался у небольшой заводи, скрытой от чужих глаз гибкими ветвями ивы. Не тратя драгоценного время на раздевание, Инузука вместе с подозрительно притихшим Хьюга вошел в воду и не смог сдержать блаженного стона. Холодная вода остудила разгоряченное тело, притупила возбуждение и прояснила сознание. Неджи за его спиной горячо выдохнул в его затылок и попытался отстраниться. Однако добился только того, что Инузука быстро развернулся к нему лицом и подхватил его на руки.
- Инузука, отпусти меня, - рассерженным котом прошипел Хьюга.
- Не могу, - беспомощно пролепетал Киба.
Киба заворожено смотрел в широко распахнутые светлые глаза Неджи и с ужасом понимал, что он просто не в состоянии разжать руки. От одной только мысли, что омегу придется отпустить, зверь внутри него начинал разъяренно метаться из стороны в сторону, подвывая дурниной. Видимо утробное рычание все-таки вырвалось из его горла, поскольку возмущенный донельзя Хьюга вдруг зябко поежился, устало прикрыл свои невозможные глаза и затих. Впрочем, ненадолго. Спустя несколько минут Неджи тревожно вдохнул влажный воздух и резко обернулся в сторону берега.
- Он уже здесь.
Ширануи Генма прогулочным шагом шел по поверхности воды и имел вид человека, который оказался здесь совершенно случайно. Инузука тихо выругался, ни на миг не усомнившись в истинных намерениях альфы, и вместе с Хьюга выпрыгнул из воды, приземлившись на противоположном берегу реки.
Генма материализовался перед беглецами секундой позже, одним ударом сбил Кибу с ног и, схватив бросившегося в сторону Хьюга, отскочил назад. Стальные руки обняли тяжело дышащего омегу, а бесстыдные, искривленные в ухмылке губы, быстро что-то зашептал в покрасневшее ухо Неджи.
- Отпусти его, Ширануи! Он мой!
Киба сморгнул кровавую пелену, застившую глаза, и попытался усмирить разбушевавшегося внутри него зверя. Получалось из рук вон плохо. Несмотря на то, что он прекрасно осознавал ничтожность своих шансов против такого сильного противника как Ширануи, его тело, не слушая доводов разума, отчаянно рвалось вперед, страстно желая разорвать на части соперника, посмевшего прикоснуться к ЕГО омеге.
- Милый, наивный ребенок, - снисходительно усмехнулся Генма. – То, что тебе посчастливилось отыскать омежку раньше меня, не дает тебе ровным счетом никаких преимуществ, - он на секунду замолчал, внимательно разглядывая готового сорваться с места мальчишку. - А знаешь почему? – тихо продолжил он и вдруг коснулся губами беззащитно открытой шеи своей жертвы. - Потому что омега всегда выбирает сильнейшего из альф, - и словно в подтверждении его слов Хьюга вдруг изогнулся в его руках и жалобно застонал.
- Да, мой хороший, - теряя контроль, прерывисто выдохнул Генма, крепче обнимая едва стоящего на ногах Неджи.
- Не твой, - внезапно выдохнули бледные губы. – Его, - и потеплевший взгляд светло-фиолетовых глаз остановился на Кибе.
- Детка, что за глупость ты говор… - договорить Генма не успел, в темпе уклоняясь от целой серии ударов тайдзюцу.
- Проблемы со слухом? – зло прошипел Хьюга, продолжая наступать на растерявшегося от такого напора Ширануи.
Киба на ряду с ошарашенным Генмой взирал на рассерженного Неджи и никак не мог взять в толк: куда делся разомлевший омежка?
- Ты не правильный омега, - убежденно проговорил Ширануи и тут же вскинул перед собой руки, останавливая вновь ринувшегося на него Хьюга. – Но я не собираюсь оспаривать твой выбор, - и напоследок обласкал взглядом ладную фигуру Неджи, с громким хлопком исчез.
Едва облачко пыли после Ширануи рассеялось, Хьюга без сил опустился на землю. Киба упал рядом и схватился за голову. Мысли тяжело ворочались в гудящей, словно колокол, голове. Тело вновь охватил жар. Рядом сквозь зубы застонал Хьюга и, к немалому изумлению Инузука, вдруг принялся остервенело срывать с себя одежду.
- Стой, Неджи, - просипел Инузука. - Если ты сейчас разденешься, я уже не смогу себя контролировать…
Ответом ему было обжигающе горячее тело с силой впечатавшееся в него. Киба охнул и тут же подмял Хьюга под себя, впиваясь поцелуем в мягкие, податливые губы. Инстинкты вопили, требуя овладеть омегой прямо сейчас, возбуждение рвало на части, но Инузука из последних сил сдерживает обезумевшего внутри него зверя и действует с максимальной осторожностью. Впрочем, Неджи сводит все его титанические усилия на нет. Словно обезумев, омега трется о Кибу всем телом, стремясь максимально усилить контакт, кусается, царапается и прерывающимся шепотом требует Инузука сделать уже хоть что-нибудь с этим проклятым возбуждением. Не в силах устоять перед такой настойчивой просьбой, Киба в два счета избавился от собственной одежды и позволил Неджи утянуть себя в сладострастное безумие. Изнывающий от возбуждения член практически беспрепятственно скользнул в горячую влажную глубину тела омеги и альфа едва не теряет сознание от остроты ощущений. Неджи дугой изогнулся навстречу и, не сдерживаясь, громко и протяжно стонет. Инузука впился губами в белоснежную шею омеги и отпустил себя, растворяясь в всполошенном дыхании, сладких стонах, жадных прикосновениях, а затем и в крике своего омеги.
Когда он приходит в себя, солнце уже клонилось к закату. Неджи лежит на его плече и, лениво прикрыв глаза, чертит непонятные знаки на его груди. Судя по ощущениям, где-то рядом околачивается второй альфа, но его присутствие Кибу нисколько не волнует. Осознанно либо в силу обстоятельствам, но Неджи выбрал его, и Киба собирался предпринять все возможное, чтобы его гордый, но, как выяснилось, удивительно отзывчивый омежка об этом никогда не пожалел.

@темы: Омегаверс, Naruto

URL
   

МЕЛАНХОЛИЯ

главная