22:18 

Фанфик: "Клубника"

Liko-18
... Я, так и знал, что у тебя обязательно что-то стрясется, как не маньяк, так монстр. Постарайся сидеть тихо и не высовываться - может, проползет мимо и не заметит.
Название: Клубника
Автор: Liko-18
Персонажи: Ирука/Какаши
Рейтинг: PG
Жанр: юмор, мистика
Размер: мини
Дисклеймер: Kishimoto Masashi
Предупреждения: ООС
Размещение: нет
Аннотация: - Хатаке-сан, что вы здесь делаете? – чунин неловко поднялся на ноги.
- Воров ловлю, - обескуражено пробормотал Какаши. – А вы?
- А я… - Ирука, казалось, не на шутку призадумался, а затем вдруг со всех ног пустился наутек.

Примечание: фанфик писался на хэллоуинский фест в Академия ниндзя

- ... вот такие вот дела, Какаши, - старый фермер сокрушенно вздохнул и тоскливо воззрился на основательно вытоптанную полянку, посреди клубничной грядки. – А вот в наше время… - далее последовал весьма пространный экскурс в недалекое прошлое, где и воздух был чище, и клубника слаще, и люди не в пример порядочней, нежели сейчас.
Хатаке рассеянно слушал старика и переживал стойкое ощущение дежавю. Впрочем, ничего удивительного.
Каждый год на ферме Аяши-сана случалась одна и та же напасть. Едва начинала созревать клубника, как на ее аромат, словно пчелы на мед, со всей округи слетались любители дармовой ягоды. Видимо не хватало людям в жизни острых ощущений, вот и лезли они из кожи вон, дабы разнообразить свое серое и убогое существование. Хотя, казалось бы, какие - такие острые ощущения можно найти в чужом огороде? Оказывается, что можно. В этом Хатаке убедился на собственном опыте, когда впервые явившись на зов старика о помощи, с порога едва не угодил в установленную предприимчивым фермером ловушку. Стоит отметить, что эти простенькие приспособления для поимки воров были хоть и безобидными, но достаточно действенными и нередко старику удавалось поймать воришек. Возможно, Аяши-сан и сам бы справился со своей бедой, однако в последнее время с наступлением ночи на его огороде стало твориться нечто странное.
Во-первых, ловушки по какой-то неведомой причине вдруг перестали срабатывать, и это с учетом того, что клубничники, как лезли со всех щелей в заборе, так и продолжали лезть. А во-вторых, вот уже которую ночь подряд старик просыпался от леденящего душу крика, доносившегося с огорода. Вооружившись мотыгой, фермер кидался спасать родную грядку, однако каждый раз воры успевали скрыться. Лишь однажды старику повезло застать преступника на месте преступления и то, только потому, что налетчика он обнаружил лежащим в кустах без сознания. Разумеется, незадачливый любитель злосчастной ягоды был тут же со всеми почестями сдан в руки шиноби, а после того, как пришел в себя, и тщательно допрошен. Однако выяснить, что же случилось на огороде, так и не удалось. Воришка, коим оказался совсем еще молодой парнишка, на все вопросы отвечал глухим мычанием, делал огромные глаза и от одного только упоминания о клубнике вновь хлопался в обморок.
– Так я могу на тебя рассчитывать, Какаши?
Хатаке задумчиво почесал в затылке, взглянул на полыхающий алым закат и понял, что с раскрытием тайн клубничной грядки придется пока повременить. Впрочем, бессонная ночь ему и без того была обеспечена, поскольку дома его ждала внушительная стопка начатых, но так и не доведенных до ума отчетов. Сегодня в штабе Ирука даже слушать оправдания Какаши не стал, с ходу категорично заявив, что если к завтрашнему утру Хатаке не предоставит ему все свои отчеты, он будет вынужден доложить об этом Хокаге. Какаши очень сомневался, что Умино действительно станет на него жаловаться Пятой, но испытывать терпение чунина ему совсем не хотелось. Память услужливо подкинула полный укоризны взгляд Ируки и Какаши досадливо поморщился. Интересно, и с каких таких пор ему вдруг стало важно, что о нем думает Умино? Видимо с тех самых, как он заметил, что Ирука умеет не только хмуриться, но и улыбаться. Да вот только улыбки эти предназначались кому угодно, но только не ему.
Хатаке решительно тряхнул головой, прерывая поток неуместных сейчас мыслей, и стремительно повернулся к фермеру.
- Простите, Аяши-сан, но сегодня я ничем не смогу вам помочь. Только завтра, - он виновато развел руками.
- Спасибо, что не отказал, сынок, - склонил голову фермер.
Какаши устало вздохнул – вот умеет старик давить на совесть - и решил все-таки наведаться на клубничную грядку сегодня ночью, благо располагались владения Аяши-сана всего в получасе ходьбы от его собственного дома.

***
Какаши ненавидел писать отчеты. Максимум на что его хватало - это на пару стандартных предложений, после чего он непременно засыпал, уронив голову на едва тронутый чернилами формуляр. При этом совершенно не имело значение время суток за окном и принятая для работы поза. Однажды он едва с дерева не свалился, когда, будучи на миссии, попытался заранее отчитаться о проделанной работе. Нет, разумеется, отчеты он, с горем пополам, все-таки дописывал. Однако ждать их Ируке-сенсею приходилось очень долго.
Вот и сейчас глядя на расплывающиеся перед глазами одинокие две строчки, Какаши уже понимал, что завтра утром Ируке вновь придется довольствоваться лишь его жалкими оправданиями. Ставшая уже привычной сонливость гранитной плитой навалилась на плечи, вынудив положить локти на стол, а спустя несколько минут и подпереть тяжелую голову руками.
Когда дзенин проснулся, луна стояла высоко в небе. Хатаке с ненавистью посмотрел на практически не тронутый отчет и решительно поднялся на ноги. Возможно, прогулка к ферме Аяши-сана его хоть немного взбодрит, а там, глядишь, к утру, что-нибудь да и напишется. На том и порешив, Какаши скорее по привычке, чем по необходимости, схватил свое снаряжение и выскочил из дома.
Ферма встретила его тишиной. Свет в доме старика не горел, но будить хозяина, дабы сообщить ему о своих планах, Хатаке не стал. Фермер и так днюет и ночует на любимой грядке, может хотя бы сегодня ему удастся нормально поспать.
Не слишком мудрствуя, Какаши расположился за густыми кустами айвы, и принялся ждать.
Легкий ветер легкомысленно шумел листвой. В траве надрывались цикады. Где-то вдалеке беспокойно ухала сова.
Какаши зевнул, подпер щеку рукой и в сотый уже раз окинул взглядом клубничную грядку. По его ощущениям прошло не более часа, когда обстановка резко изменилась. Цикады разом стихли, и от установившейся вокруг тишина комариным писком зазвенело в ушах. Хатаке ужом выбрался из своей засады и пополз вдоль рядов, внимательно осматриваясь вокруг. Вора он заметил буквально сразу. Наглец, не особо скрываясь, сидел на корточках возле одного из кустов и шустро уплетал клубнику. Дзенин тенью метнулся вперед, на ходу формируя шар из молний. Пускать его в ход Какаши не собирался, рассчитывая лишь немного припугнуть воришку.
- Ирука-сенсей?!

***
- Да, что-то я сегодня припозднился, - устало вздохнул Ирука, вглядываясь в ночь. Он немного постоял на пороге только что покинутого им дома, дожидаясь пока глаза привыкнуть к темноте, а затем устремился к смутно угадывающейся невдалеке калитке.
Маленький домик Марисы-сан – бабушки ученика Умино Сайко, стоял в стороне от главной дороги. Чтобы выйти к жилым кварталам Конохи, Ируке предстояло по узкой тропе спуститься к ручью, затем взобраться на большой холм, с которого открывался замечательный вид, а после миновать несколько ферм, расположившихся по соседству. Прежде чунину еще не доводилось бывать здесь ночью. Как правило, он навещал Марису-сан воскресным утром и всегда успевал разобраться с бытовыми мелочами уже к обеду. Однако в этот раз Ирука смог найти свободное время только в середине недели, да и то лишь после захода солнца. Не удивительно, что справиться со всеми делами ему удалось только к ночи.
За своими мыслями Ирука и не заметил, как подошел к высокому забору соседа Марисы-сан, и удивленно замер на месте, почувствовав потрясающий аромат клубники. Чунин вздохнул полной грудью и, настороженно оглянувшись по сторонам, припал к неплотно сколоченным доскам в заборе.
Из-за царившей вокруг темноты, Ируке удалось рассмотреть лишь небольшой дом, в отдалении, да приютившиеся рядом с ним хозяйственные постройки, впрочем будоражащий обоняние аромат клубники, легко дорисовал к имеющемуся уже пейзажу еще и грядку с пышно цветущими кустами, сплошь усыпанными крупными сладкими ягодами.
Ирука сглотнул скопившуюся во рту слюну и, не позволяя себе задуматься, что именно он собрался делать, легко перемахнул через забор.

***
- Хатаке-сан, что вы здесь делаете? – чунин неловко поднялся на ноги.
- Воров ловлю, - обескуражено пробормотал Какаши. – А вы?
- А я… - Ирука, казалось, не на шутку призадумался, а затем вдруг со всех ног пустился наутек.
Разумеется, далеко уйти ему не удалось. Хатаке в два шага его догнал, ловкой подсечкой сбил с ног и, навалившись сверху, прижал чунина к земле.
- Вы что, уже все отчеты написали? – прокряхтел Ирука, пытаясь освободить свои руки.
Какаши на секунду завис. Сенсей же не замедлил воспользоваться моментом и пнул захватчика в бедро.
- Так некогда мне отчеты писать, Ирука-сенсей, - задушено прошипел дзенин, усевшись на пленника сверху. – Вот, клубничников отлавливаю. И, как я понимаю, вы первым будете.
- Да я только одну ягодку… попробовать, - возмутился Умино.
- Не скромничайте, Ирука-сенсей, вы их только при мне с десяток слопали, - усмехнулся Хатаке.
- Увлекся, - не растерялся чунин.
– А что, если сейчас я вас хозяину фермы сдам, - радостно предложил Какаши.
- Не надо, - испугано вскинулся Умино.
- Ну, а что, - принялся рассуждать вслух дзенин. - Некогда мне воров по кустам отлавливать. Отчеты надо писать. А тут хоть одного, да предъявлю Аяши-сану.
- Хорошо, Хатаке-сан, можете вообще отчеты не писать, - поспешно выпалил чунин. - Я сам их напишу, только мне нужно знать, о чем писать…
- … завтра вечером, у меня.
- Что-о? – задохнулся Ирука, и вдруг, хитро извернувшись, одним рывком опрокинул Какаши на спину. – Не перегибай палку, Хатаке, - рассерженным котом зашипел Умино в изумленное лицо дзенина. - Я не полный идиот, чтобы не сообразить, к чему это ты клонишь...
Хатаке во все глаза смотрел на разъяренного чунина и не мог отвести взгляд. Да, такого Ируку ему еще видеть не приходилось. И кто бы мог подумать, что в спокойном и добродушном учителе академии, которого, казалось бы, только дети и боялись, скрыто столько страстей. В голову полезла какая-то нелепица о мерцающих в карих глазах звездах и прочая поэтическая и не очень ерунда.
- Эй, Хатаке? – Ирука встряхнул Какаши, возвращая его на бренную землю.
Дзенин хотел было возмутиться подобному обращению, да так и застыл с открытым ртом, услышав глухой, старательно растягивающий гласные, голос:
- Я - Дора-та-боу*, и я приказываю вам убраться с этой земли.
После этих слов прямо из под земли вдруг показалось лохматое нечто и, выдав заунывное «у-у-у-у», принялось интенсивно размахивать руками.
- Ками-сама, ч-ч-что это такое?! – заикаясь пробормотал чунин, в мгновение ока оказавшись на ногах.
Какаши усмехнувшись, поднялся следом. Ну, старик дает! Взялся-таки самолично распугивать клубничников.
- А это, Ирука-сенсей, - приблизившись, жарко зашептал Какаши прямо в ухо чунина, - видимо по вашу душу, - и, схватив в охапку, попытавшегося сбежать сенсея, как ни в чем не бывало, продолжил: - ну, так что насчет завтрашнего вечера?
- Отпусти меня! - истерично прошептал Умино, не прекращая попыток освободиться. Потом вдруг как-то резко затих и сердито процедил:
- Ладно, я согласен.
И только Хатаке хотел порадоваться сговорчивости сенсея, как Ирука, развернувшись к нему лицо, категорично добавил:
- Я согласен завтра вечером написать за вас отчеты, Хатаке-сан, и ничего больше.
Какаши, оценив яростно-решительный вид чунина, закатил глаза и ехидно припечатал:
- Уж не знаю, что вы там себе придумали, Ирука-сенсей, но именно за этим я и приглашал вас к себе.
Даже ночная темнота не смогла скрыть покрасневшие щеки Ируки. Впрочем, на очередном особенно удавшемся «у-у-у» в исполнении «привидения», Умино и думать забыл о своем смущении, вновь испуганно забившись в руках Какаши.
Ощутив весьма болезненный удар в голень, Хатаке понял, что с этим цирком пора заканчивать.
- Аяши-сан, это я - Хатаке, – громко сказал дзенин и перевел дух, когда Ирука заинтересованно затих.
«Дора-та-боу» перестало размахивать руками, словно ветряной мельницей, и заметно сникло, а затем, разочарованно выдохнув, вполне себе нормальным голосом выдало:
– Тьфу ты! А я уж понадеялся… Кстати, а это кто с тобой рядом, Какаши, - поинтересовалось «привидение» с кряхтением выбираясь из своей засады.
- А это вот помощника с собой прихватил, - не моргнув глазом, соврал дзенин, освобождая Ируку.
- Понятно, - тоскливо протянул фермер, снимая с себя жуткого вида балахон.
- Так, это вы, что ли, все это время клубничников пугали? - полюбопытствовал Какаши у старика.
- Я? – искренне удивился фермер. - Да я только сегодня первый раз решил попробовать этот способ.
Хатаке озадаченно почесал в затылке и неприязненно передернул плечами – от земли вдруг повеяло промозглым холодом. Ирука рядом с ним тоже зябко поежился и заозирался по сторонам.
- Что за чертовщина? - услышал Какаши растерянный голос фермера, удивленно глядевшего себе под ноги. Хатаке тоже опустил свой взгляд и отшатнулся. От земли поднимался голубой туман, который прямо на его глазах стал уплотняться. Сначала появились две крючковатые руки, с узловатыми, словно сведенными судорогой пальцами, затем из тумана вынырнула лысая голова с оттопыренными ушами, а последним обозначился обнаженный торс, обтянутый дряблой старческой кожей. После этого видение обрело четкость, и на парализованных ужасом людей выпучил дикие глаза ни кто иной, как не единожды сегодня упомянутый Дора-та-боу.

***
Ариш тенью крался вдоль забора, то и дело останавливаясь и прислушиваясь к ночной тишине. Он до дрожи в коленях боялся быть пойманным, но соблазн отведать сладкой клубники, аромат которой, казалось, пропитал все вокруг, был слишком велик. Промаявшись какое-то время в кустах, парень все-таки собрался с духом и бесшумно взобрался на забор. Цель была близка, и Ариш уже практически ощущал кисло-сладкий вкус клубники на языке, как внезапно ночную тишину взорвали душераздирающие крики. Паренек от неожиданности дернулся и, не удержавшись на узких досках, упал в уже знакомые ему кусты. В его голове мелькнула паническая мысль, что его заметили и нужно срочно уносить ноги, однако он даже подняться не успел, как внезапно на него сверху навалилось чье-то тело. Выругавшись, человек тут же откатился в сторону, а несостоявшийся воришка только и успел, что дух перевести, как тут же получил коленом в живот уже от второго спрыгнувшего с забора человека.
- Какого?... – тут же возмутился «прыгун», хватая Ариша за грудки. – А ну марш отсюда! – затем потеряв к парню интерес, озабочено спросил темноту:
- Ирука, ты цел?
- Иди..те вы … домой, Хатаке-сан! - зло прошипели ему в ответ. - И чтобы утром все ваши отчеты лежали у меня на столе! – яростно добавил он и, судя по болезненному «ой», хорошо наподдал своему собеседнику.

*Дора-та-боу - www.3neko.ru/bake/entsiklopedija_japonskojj_nec...

@темы: Какаши/Ирука

URL
   

МЕЛАНХОЛИЯ

главная